fedot_2 (fedot_2) wrote,
fedot_2
fedot_2

Categories:

«Красные линии» или «красные резинки»…

Большое количество событий в последние дни практически лишило возможности относительно оперативно отреагировать на события на Украине. Но благодаря им состоялось несколько встреч, которые можно считать знаковыми (во всяком случае для меня), для понимания ситуации на Украине.
Я приведу отрывки из нескольких разговоров с самим собой и т.к. они состоялись в разные дни то и меня самого можно считать разным…
С ними можно не соглашаться, но право на существование они, несомненно, имеют.

Итак…


- .... на Украине разыгрывается партия гроссмейстерского уровня. И то как на нее реагировала Россия говорит о том, что она существенно недооценила партнера…
- Вы имеете ввиду Украину??

- Нет конечно. Я имею ввиду США. При этом надо учесть, что Украина это тот объект, который в состоянии на этом направлении примирить демократов и большую часть республиканцев.
[Spoiler (click to open)]В США демократы со дня независимости Украины через различные фонды, включая Сороса занимались подготовкой отрыва Украины от России. Об этом еще будут написаны книги о том, как готовилась молодежь, как, начиная с Западной Украины, подчеркивалась европейскость и угнеталась и отрицалась советскость, как там готовились кадры, которых перетаскивали в центральную Украину и Киев с тем, чтобы продвигать национальную идею во все сферы общественной жизни. Сколько людей прошло через всевозможные курсы в США, Канаде, Австралии - это еще надо будет хорошенько осмыслить…

- я когда-то немного писал об этом…
- … На Украине подспудно старая советская интеллигенция и ее интеллектуальное наследие во всех сферах начала вытесняться под напором новых агрессивных и во многом противоречивых идей. И катастрофа украинского общества, и провал российской политики на Украине в том, что всем этим явлениям не была придана необходимая оценка. Это страшно, но главный идеологический подход России на Украине был «Чем бы дитя ни тешилось»… И это со временем привело к тому, что выросшее, особенно на Западной Украине поколение, начало почитать бандеровцев, которые совсем не вдруг проснулись в дедах и прадедах и проросли во внуках, которые были вскормлены написанными для этой цели легендами…

И, кстати, майдан 2004 года провалился в том числе потому, что критическая масса оболваненных новой идеологией оказалась недостаточной – это были дети выросших в СССР, которые еще что-то помнили о чести, совести, порядочности… И это было плохо. Из них нельзя было создать тупую и агрессивную массу, скачущую на майдане 2014-го. У этих новых, воспитанных на боях без правил и впитавших «национально-освободительную» идеологию, именно национально-освободительную, где главным идеологическим посылом было освобождение от «советскости», от «рашки», от языка и символов врага и главное, от его веры. И эту «идеологию», годами присутствующую на Западной Украине, где еще помнили Австро-Венгрию, Польшу, Румынию, помнили спустя годы как вожделенный рай, где достаточно зарабатывали, чтобы содержать семьи, где в семье работали только мужчины и множество подобных мифов, которые позволяли разделить общество на там и здесь. Но чтобы построить это общество здесь было необходимо уничтожить в том или ином виде тех, кто еще помнил, кто говорил, кто возрождал эту страну после второй мировой…

И действия, которые предпринимались и которые со стороны казались бредом, на самом деле принесли свои плоды. В министерстве образования в Киеве, например, целые отделы, отвечавшие за методическое наполнение предметов, были с Западной Украины. И это ни у кого не вызывало отторжения в тот момент. К чему это привело мы видим сегодня…

Почему Россия не реагировала вовремя, мне кажется понятно. Задачей российской политики на Украине было, прежде всего, обеспечение внешнеэкономических контрактов и поддерживание, опять-таки взаимовыгодной экономической кооперации. Политическая кооперация в этот момент отошла на второй план, а затем и исчезла.
На этом этапе российские власти удалось убедить в том, что т.к. на Украине классический олигархический капитализм, то и решать вопросы необходимо с олигархами и если им будет выгодно сотрудничество, то и в политической сфере будет найдено взаимопонимание. И действуя через партии, принадлежащие олигархам этого можно будет достичь.

Просчет был в том, что вторая сторона предоставляла владельцам украинской политики не возможность заработать, которую предоставляла Россия, а возможность со вкусом потратить… Отсюда визы и паспорта для инвесторов, недвижимость, счета в банках, яхты, самолеты и другие прелести сладкой жизни и «справедливой и неподкупной судебной системы»…


И в нужный момент оказалось, что за эти «сладости» владельцы украинской политики готовы пожертвовать всем, включая бизнес в собственной стране и страной тоже. За то, что «западные друзья» закрывают глаза на схемы разворовывания бюджета и кредитов, которые позволяют владельцам бизнеса – это я оговорился по Фрейду, владельцам украинской политики, обогащаться, перекрывая потери от остановки производств из-за разрыва кооперационных связей с Россией и СНГ, им абсолютно все равно, какой будет на Украине язык и будет ли вообще. В собственных кабинетах они будут ставить политические и экономические задачи на тех языках, которые удобны им. А исполнителей подберут… и с языками, и со всем прочим.

И в этом же ряду стоит церковь. Почему РПЦ достаточно пассивно смотрела на действия Филарета, мне непонятно совсем. Почему проигнорировала Собор в 2016, нажив себе кровного врага в лице Варфоломея и не предприняв ничего в публичной сфере, чтобы ограничить его притязания на «папство» непонятно… И он отомстил. Можно как угодно смеяться над тем, что он отменил решение Собора 1686 года, что это может привести к тому, что кто-то захочет переписать Библию, из-за ошибок в интерпретации или переводе, которые только сейчас кто-то заметил и которые приведут к тому, что Константинополь, где бы он ни находился и как бы не назывался, будет главным городом хранителем православных догм, а его патриарх главным и непогрешимым православным.

Можно как угодно долго говорить о том, что его купили, ему угрожали, его уговорили, но факт остается фактом – уже создан с Томосом или без на славянской земле альтернативный центр православия. И будет Томос или нет – это совершенно не важно. Для абсолютного большинства прихожан тонкости церковной принадлежности не так важны, как ближайший храм, а какой батюшка там читает - не так важно. Важно, чтобы храм был. Поэтому демонстрации в поддержку Томоса были в основном из тех, кого православие, как таковое, вообще не интересует. Выходили в основном те, кто акцентировался на антироссийскости и был готов это делать любым способом.

И массовые шествия, проведенные УПЦ МП на самом деле никого из «вновь обращенных» не испугали. И здесь есть один очень важный аспект и то, чего не понимают в России. Стоящим за Варфоломеем на самом деле было абсолютно все равно сколько приходов, монастырей и прочего перейдет в новую церковь и сколько в ней будет иерархов и откуда. Важно то, что она будет и она будет позиционировать себя как альтернатива Русской православной церкви. По крайней мере на Украине. И то, что не мытьем так катанием со временем приходы перейдут в новую церковь я не сомневаюсь. Желающих жертвовать собой из-за того, что служба будет идти на украинском, а не церковнославянском, будет не много. И второе, я, как атеист, не думаю, что с годами число верующих прихожан будет расти. Я думаю, что даже число «захожан» будет падать, как это уже давно происходит в христианских церквях во всех странах Европы…

Теперь о Крыме. Я думаю понятно, что нарочито агрессивная риторика националистов в 2013 и 2014 в отношении Крыма и Донбасса имела перед собой вполне прозрачную цель – морально и физически подавить сопротивление русскоязычной и индустриальной части Украины. И если это удастся – оставить регионы в составе Украины или тем или иным способом их отторгнуть. Регионы, которые никогда не будут голосовать за Западенскую модель развития страны Украине не нужны. Их жаль терять, но по большому счету, они свою задачу уже выполнили. Крым ушел, и он на годы будет занозой во взаимоотношениях России и Запада. И на это можно было бы наплевать, если бы у Украины по отмашке из-за океана не возникали время от времени возможности для провокаций, которые беспокоят не столько с военной точки зрения, сколько информационно.

Для всех, в том числе на Западе, понятно, что военные возможности Украины несовместимы с возможностями России, поэтому любое действие России против Украины, даже вполне законное, очень легко представить, как «злоупотребление правом», «чрезмерное использование силы» и т.п. и т.д. Поэтому Россия ситуацию в Керченском заливе проиграла. Ведь понятно было, что задерживая Крымские российские суда и моряков, проверяются возможности и тип ответа России.

Но началось это все гораздо раньше – когда были опробованы сначала гуманитарные провокации – перекрытие воды, электричества. Россия, на мой взгляд, в этой ситуации повела себя не совсем верно. Я не знаю по каким причинам, но не была уничтожена дамба, которая заблокировала воду. Жесткий и военный ответ мгновенно поставил бы красную линию, за которую националисты бы не рискнули заходить. Я понимаю, что здесь, скорее всего, были некие договоренности о том, что Россия не бомбит дамбу, а США не поставляют оружие, но возможность для справедливого и объяснимого ответа была утеряна. И утеряна только из-за того, что техническое решение заслонило военное и политические последствия были неадекватно просчитаны.

Это позволило Украине затем перерезать электричество и организовать провокации с диверсионными группами и с судами в Азовском море. Каждое такое действие отодвигало «красную ленту» еще дальше вглубь российских интересов.
Мне рассказывали, что тогда в Бердянске, когда моряки сидели запертые на шхуне, на берегу больше всего боялись российских штурмовых вертолетов, которые бы могли одним «случайным» выстрелом разнести там все… И главный вопрос, который тогда их волновал был «где вертушки?..» Но это так… к слову.

Последняя провокация с катерами – это классика жанра. И когда ее пытаются анализировать с точки зрения влияния на внутриукраинские события это, на мой взгляд, принципиальная ошибка.
Да, их можно использовать в избирательных целях, но главная задача иная. Учитывая военную слабость Украины по сравнению с Россией, особенно в море, в интересах Киева было подчеркнуть агрессию России перед остальным миром - и особенно перед Европейским союзом и Соединенными Штатами. Сближение США с Россией, которое пытается осуществить Трамп оставляет Украину в том или ином виде под контролем России. В этом случае конфликт в Донбассе играет против любого киевского правительства, кроме пророссийского. Понятно, что эта ситуация будет катастрофой для планов Запада в отношении Украины. И судя по тому, что эта провокация понадобилась как раз в преддверии встречи между Путиным и Трампом на G 20, у демократической части американской исполнительной власти было опасение, что встреча может быть продуктивной.

И шум, поднятый на эту тему во всем мире, позволил убедить Трампа встречу отменить. Т.е. цель – создать дополнительное давление на Россию с помощью новых санкций или прямой военной помощи в виде поставок военной техники. Понятно, что НАТО может попробовать усилить украинский флот, но для всех экспертов понятно, что это ни к чему не приведет – у России слишком большой перевес во всех типах вооружений и поставка и обучение персонала займут слишком много времени, которого у Европы нет.


И главное, Европа хочет избежать открытой войны, и беженцы тут вторичная проблема. В результате такой войны будет гарантировано разорвано газоснабжение Европы и этого никто не допустит особенно зимой; будут аннулированы усилия по интеграции Украины, пусть и пока безуспешной, в западно-ориентированную модель развития. Т.е. превращения в аграрную страну, потребляющую то, что дадут и по тем ценам, по которым дадут.
В этом смысле военное положение, объявленное Порошенко, Европу совсем не радует и не только потому, что может ему позволить решить внутренние проблемы с выборами, которые по всем, в том числе европейским анализам, Порошенко проигрывает, если остается вынужденным соблюдать даже видимость демократии. Военное положение может позволить спровоцировать Россию на полноценный конфликт. И если в условиях военного положения Россия неправильно отреагирует на провокацию, то это для игроков в этой геополитической партии будет означать, что у России нет «красных линий» а только «красные резинки»…


Tags: Анализ ситуации, Военное положение, ЕС, Европа, Порошенко, Путин, Россия, США, Украина, вопросы интерпретации, вопросы теории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments