fedot_2 (fedot_2) wrote,
fedot_2
fedot_2

Categories:

Как мы прозевали гибридный мир... часть 2

Начало здесь.

Мероприятия национального масштаба.

В 90-х годах прошлого века американский профессор Джозеф Най ввел в международную практику понятие «мягкой силы» - soft power. Идея использовать «мягкую силу» для установления власти восходит еще к древнекитайским философам, таким как Лао-Цзы, живший в VII веке до н. э.  Ему принадлежит высказывание: «В мире нет предмета, который был бы слабее и нежнее воды, но она может разрушить самый твердый предмет».

Джозеф Най во многом сформулировал свою концепцию, опираясь не только на результаты своих теоретических исследований, но и на знания, обретенные за годы своей работы в Пентагоне и Госдепартаменте США, Национальном совете по разведке и Комитете ООН по проблемам разоружения. Выпускник Принстонского университета и преподаватель Гарварда с 40-летним стажем, он по праву считается одним из наиболее известных специалистов по проблемам международных отношений.
Согласно предложенной им теории, «мягкая сила» - «способность убедить других хотеть того же, чего хочешь ты или как непрямой/вовлекающий метод осуществления власти» или иными словами, «мягкая сила» - это способность получать желаемое, привлекая, а не заставляя, чем, надо сказать, испокон веков успешно пользовались женщины…

Помимо этого, Най был старшим членом Института Аспена (США), директором Аспенской стратегической группы и членом Исполнительного комитета Трехсторонней комиссии, участником ряда заседаний Совета по международным отношениям.
Институт Аспена был основан в 1950 году миллиардером Уолтером Папке — одним из инициаторов 68-й директивы Совета национальной безопасности США, закрепившей доктрину холодной войны.

[Spoiler (click to open)]

Сегодня институт возглавляет Уолтер Исааксон, бывший председатель и главный исполнительный директор CNN и журнала Time, а в Совет правления входят такие знаковые фигуры, как принц Саудовской Аравии Бандар бин Султан, бывшие госсекретари США Мадлен Олбрайт и Кондолиза Райс, президент корпорации «Дисней» Майкл Айснер, заместитель генсека ООН Олара Отуну, бывший глава Совета ЕС и НАТО Хавьер Солана и др. Иными словами, Аспенская группа — это закрытый клуб высокопоставленных политиков, разрабатывающих стратегии мироустройства.

И для «продажи» или продвижения в другие страны были предложены ценности, которые считались базовыми, для переформатирования государств с целью продвижения собственных интересов. И их можно разделить на несколько групп, причем каждая из них, сама по себе, не может вызывать внутреннего отторжения или протеста.

Согласно концепции Ная, первый «столп» американской ресурсной базы «мягкой силы» – это привлекательность американской культуры и образа жизни. Най указывает на лидерство США по таким показателям, как численность принимаемых эмигрантов, объем выпускаемой телепродукции, популярность американской музыки, численность иностранных студентов в США и количество американцев среди нобелевских лауреатов в области физики, химии и экономики.

Затем американские политические ценности и институты: демократические выборы, многопартийность, права человека, свобода, либеральная демократия и рыночная экономика.

Ну и, конечно, культура и культурные ценности – музыка, кино, английский язык, как инструмент международного повсеместного общения, и т.д.

Сюда же можно отнести формирование специфических, свойственных американской потребительской модели, потребительских предпочтений – фаст-фуд, Coca-Cola, Snickers, мода и, в последнее время, гаджеты, основанные на американской же технологии.

Как пишет Най, «Госдепартамент США должен поощрять культурные и обменные программы, которые позволяют напомнить людям о некоммерческих аспектах американских ценностей и культуры. В равной мере теле- и радиотрансляции правительства США на другие государства должны способствовать росту доверия к Америке и американской «мягкой силе».

Согласно теории Ная, основой «мягкой силы», является кропотливая, каждодневная работа «на местах», а не «извне», направленная на выстраивание долгосрочных доверительных отношений. При этом особый акцент американский политолог делает на «деятельность неправительственных организаций по лоббированию интересов государства за рубежом».
Най, в частности, считает, что «начиная от Голливуда и до высшего образования гражданское общество делает больше для представления США другим народам, чем это делает правительство. Голливуд часто изображает общество потребления и насилие, но он также продвигает ценности индивидуализма, социальной мобильности и свободы (включая свободы для женщин)».

Наконец, в рамках концепции Ная, исключительная роль распространению «мягкой силы» отводится информационным коммуникациям. Он проводит прямую связь между информационной эпохой и появлением «мягкой силы» как «практического инструмента в мировой политике».

И интенсивная работа началась…

Сначала пришли добрые заокеанские дяди-миллиардеры и всевозможные благотворительные и не очень фонды, которые предложили развивающимся странам программы развития. Развития науки, образования, медицины, сельского хозяйства, торговли, переработки сельхозпродукции и подобного.
При этом, особое внимание уделялось двум основным направлениям - радио- и телевещанию и информационным технологиям, а также образовательным программам.

Первое направление необходимо для установления собственной интерпретации событий, а также для утверждения универсального характера ценностей идеологии государства и донесения их до иностранной аудитории. Образовательные программы предназначены для установления долгосрочных связей на уровне обществ; в них входят в том числе многочисленные культурные программы, а также программы по обмену. Примером может послужить программа FLEX (Future Leaders Exchange), спонсируемая правительством США для привлечения в страну молодежи или классическая американская программа подготовки интеллектуальной и политической элиты «Фулбрайт». Эти программы и им подобные в начале 90-х годов были нацелены прежде всего на молодежь с постсоветского пространства.

Как пишет доктор политических наук, профессор МГИМО, Елена Пономарева, создание «привлекательности», в свою очередь, невозможно без лингвистического конструирования, без интерпретации реальности, без акцентирования внимания на взаимно противоположных оценочных суждениях (типа Бог-дьявол, добро-зло, свобода-рабство, демократия-диктатура и пр.). Причем именно проводники «мягкой силы» определяют, что есть «хорошо» или «справедливо», какая страна становится изгоем или образцом демократической трансформации, подвигая тем самым остальных участников политического процесса соглашаться с этой интерпретацией в обмен на поддержку со стороны субъекта soft power.

Мне не известны широкие спонсорские программы по развитию конкурентоспособных отраслей промышленности. Может быть они и были, но это капля в море по сравнению с тем, что вкладывалось в перечисленные мной отрасли.

А инвестиции и гранты в науку – пожалуйста! Ваши мозги на нашей лабораторной базе, исследования у нас и их результаты, включая патенты, тоже… О правах на использование я вообще не говорю… Воровство идей? Какое же тут воровство? Все по договору, все по согласию… И тут простой экономический расчет – получить готового и перспективного ученого, работающего на прорывных направлениях в разы дешевле, чем вырастить, отобрать и обучить такого ученого. Цель – информация о развитии науки в стране, выкачивание перспективных мозгов и направлений исследований, ноу-хау, ограничение возможности их применения в национальной экономике путем кабальных условий грантов и договоров о сотрудничестве. Но это только видимая часть… А невидимой остается то, что тысячи ученых уехали и успешно работают, а отечественная наука в каких-то направлениях без притока новой и молодой крови будет неизбежно пробуксовывать.

Параллельно начались вложения в образование. И здесь преследовались две задачи – поддержка и переманивание талантливых молодых ученых и подающих надежды студентов на работу и учебу в западных университетах и научных центрах и подготовка кадров и обучающих для будущих учебных заведений страны. При этом упор делался на образование без воспитания.

То, что всегда отличало советскую школу и модель образования от западной, необходимо было уничтожить. И уничтожение началось – сначала школы стали продавать «образовательные услуги», а не учить… Об этом можно писать много, но есть достаточное количество специальных и очень профессиональных книг и исследований на эту тему, и я не буду повторять их здесь. Важно, что под видом помощи развивающимся была изменена система, растившая не только умеющих читать и писать, но и граждан, имеющих представление о стране, ее ценностях и культуре, ее истории и общности населяющих ее народов.

Tags: Анализ ситуации, вопросы интерпретации, вопросы теории, конспирология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments