fedot_2 (fedot_2) wrote,
fedot_2
fedot_2

Category:

Сто миллионов за шизофреника…

На тему национализации Приватбанка будут говорить еще долго. И в зависимости от того на сколько люди разбираются в экономике – будут приводить экономические аргументы за или против, политики – политические, кто-то будет говорить, что ворье оно и есть ворье…
И, что поразительно, в этом случае все они будут правы. Коломойский на столько неоднозначная и разноплановая фигура, что и оценивать его действия необходимо комплексно, потому как Коломойский из тех, кто умеет играть в шахматы и на многих досках одновременно.

Итак, личность...
По всей, имеющейся в сети и не только информации, выходит, что Коломойский был обычным ребенком в обычной советской семье – родители работали на госпредприятиях и отнюдь не на руководящих постах. Это я к тому, что у него, как у Порошенко, не было стартовых средств, отложенных папой непосильным воровством у советской власти…

[Spoiler (click to open)]

Коломойский делал себя сам. И методы, которыми он делал себя, как это понятно, были совсем не лубочно-рождественские. Но факт остается фактом. Он стартовал без связей в партийных и комсомольских кругах, которые позволили бы ему легко получить начальный капитал. А о том, что собственному взяться было неоткуда я уже писал.
И он создал свою империю.
В 1986 году в СССР приняли закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», и Коломойский воспользовался удачным моментом. Сначала он занялся торговлей оргтехникой, перевозя крупные партии товара из Москвы в Днепропетровск. А в 1990 году вместе со своими будущими партнерами по группе «Приват» Геннадием Боголюбовым и Алексеем Мартыновым создал компанию «Сентоза», которая занималась импортом техники из Азии. Также бизнесмены продолжали покупать оргтехнику в Москве и перепродавать ее в родном Днепропетровске. За закупки отвечали Коломойский и Боголюбов, а за сбыт – Мартынов.

В 1991 году Союз распался, после чего налаженные бизнес-схемы перестали работать. Молодые бизнесмены быстро нашли выход и начали заниматься импортом дефицитных товаров – телефонов, одежды и кроссовок. Благодаря крупным объемам торговли днепропетровские предприниматели быстро стали мультимиллионерами. Примерно в это время к группе примкнул еще один участник – Леонид Милославский, сын влиятельного советского предпринимателя Аркадия Милославского. По неофициальной информации, Милославский принимал участие в основании «ПриватБанка». Говорят, что тогда каждый из партнеров владел 25% акций финучреждения.

Для наращивания оборотов бизнес-группе необходимо было увеличивать денежные потоки. С этой целью предприниматели начали заниматься экспортом металла. С благословения Павла Лазаренко, тогдашнего «хозяина» Днепропетровской области, группа «Приват» занялась нефтяным бизнесом. Лазаренко тогда фактически приказал днепропетровским экспортерам оставлять в области определенное количество нефтепродуктов.




Его бизнесом управляют друзья детства, институтские приятели, младшие партнеры из девяностых, но в первую очередь – он сам. Он лично руководит ферросплавным, нефтяным, авиационным и медийным бизнесами группы «Приват», ведет практически все корпоративные конфликты группы, отвечает за отношения с органами власти. В свободное от бизнеса время занимается благотворительными и политическими проектами и решает вопросы. В его женевском офисе всегда толпа посетителей. Там его легче застать, чем на Украине…



Итак, политика.

Коломойский с самого начала своей деятельности понял, что бизнесу нужна «крыша». А большому бизнесу – большая крыша. И эту большую «крышу» может дать только государство. А поэтому с ним и его представителями необходимо дружить. И этому его научил Лазаренко, который одним росчерком пера, показал начинающему бизнесмену, что можно легко оставлять проценты от всех ГСМ, проходящих через область…
И Коломойский начал дружить с депутатами и поддерживать депутатов, чтобы получать подряды, финансирование своих проектов и свободное распоряжение государственными средствами – история с Укрнафтой. Коломойский создал схему при которой, владея миноритарным пакетом акций, фактически управлял государственной компанией, не отчисляя государству дивиденды.

[Spoiler (click to open)]

ПАО «Укрнафта» (ПФТС: UNAF; УБ: UNAF) - крупнейшая нефтедобывающая компания Украины, добывает более 86% нефти, 28% газового конденсата и 16% газа от общей добычи углеводородов в Украине. Разрабатывает месторождения углеводородов на территории двух нефтегазоносных регионов Украины, которые охватывают Львовскую, Ивано-Франковскую, Черновицкую, Сумскую, Черниговскую, Полтавскую и Харьковскую области, 2571 нефтяных и газовых скважин, 563 АЗС в 26 регионах Украины. С 1998 года НАК «Нафтогаз Украины» владеет контрольным пакетом акций 50% + 1 акция ОАО «Укрнафта». 42% акций принадлежит структурам Игоря Коломойского. 8% акций принадлежит компаниям Littop Enterprises Limited, Dridgemont Ventures Limited и Bordo Management Limited, зарегистрированные в оффшорной зоне на Кипре. Государство владеет 50 + 1% акций ПАО Укрнафта, однако регулярно испытывает проблемы с проведением собрания акционеров этой компании (структуры группы Приват, контролирующие 42%, чаще всего игнорируют собрание). Соответственно, принятие решений о распределении чистой прибыли и выплате дивидендов, изменение менеджмента компании затруднено. В связи с этим 19 марта 2015 года Народные депутаты Украины приняли за основу и в целом законопроект №2273 "О внесении изменений в закон Украины "Об акционерных обществах" (относительно выплаты дивидендов акционерным обществам)", который позволит государству вернуть контроль над компанией Укрнафта. Соответствующее решение на заседании поддержали 275 депутатов. Так, закон вводит кворум для собрания акционеров до 50 % для всех компаний и предусматривает выплату ими дивидендов. После этого ряд экспертов обратила внимание на то, что государство владеет долей Укрнафты не напрямую, а через Нафтогаз Украины. Это может означать, что для Укрнафты закон начнет действовать с 1 января 2016 года, а до того времени контроль над предприятием и дальше будет Коломойского.


Коломойский играл в политику, а точнее с политиками, как с детьми. Используя принцип, «если нельзя, но очень хочется, нужно просто грамотно простимулировать», и умея играть в долгую, он добивался всего, чего хотел. В действующей Верховной Раде он прямо или опосредовано контролирует от 40 до 50 депутатов. И тем самым всегда, когда это ему необходимо заставляет власть идти на компромиссы с ним.
Вторым источником давления на власть стал Приватбанк, который вырос до состояния «too big to fail», слишком большого, чтобы его можно было обанкротить. И это стало серьезной проблемой для всех правительств и президентов Украины, начиная с позднего Кучмы, с зятем которого Пинчуком, Коломойский постоянно воевал за активы.
В интервью изданию «Украинская правда» Коломойский признался, что в 2004 году поддержал Оранжевую революцию на сумму около 5 млн долларов. Смена власти была в интересах Коломойского и его партнеров по «Привату», так как она означала мгновенную утрату Виктором Пинчуком (зятя Леонида Кучмы) прежде незыблемых позиций.
Ставка Коломойского сработала на «отлично». Начиная с 2005 года активы группы «Приват» начали расти стремительно. Не последнюю роль в этом процессе сыграл Геннадий Корбан, который среди «приватовцев» заработал статус «эксперта по недружественным поглощениям», а в терминологии СМИ – «главного рейдера страны», хотя этот пункт обвинения так никому доказать и не удалось. Геннадий Боголюбов признавался СМИ, что в структуре «Привата» хватало людей, способных назначить в нужном месте своего человека, консолидировать акции или взять предприятие под контроль. Но Корбан имел особенный подход к этому процессу, который Боголюбов охарактеризовал как «творческий». Сам Геннадий Корбан в 2007 году в интервью «Инвест Газете» охарактеризовал своего начальника такими словами: «Коломойский – хамовитый, импульсивный, эксцентричный, жуткий циник».





И то, как это продолжалось много лет, дало, как мне кажется, Коломойскому ощущение вседозволенности. Которое подвело его во время майдана. Оказывая финансовую поддержку перевороту, он, по сути, преследовал две цели – раскулачить имущество «семьи Януковича», который его пытался подвинуть во многих отраслях, считающихся вотчиной Коломойского, и получить в свое феодальное распоряжение область, чтобы доходы увеличить. И ему было обещано и было исполнено. Он получил область.
И почувствовал себя «равным богу». Потому что иначе объяснить его действия в это период сложно. Открытое финансирование тербатов, фактически создание собственной армии, привело к тому, что в России против него было возбуждено уголовное дело. Коломойский обвиняется в организации убийств, применении запрещенных средств и методов ведения войны, препятствовании деятельности журналистов и похищении людей. 21 июня Коломойский и Аваков были объявлены в международный розыск.


А перед этим, в марте, Коломойский позволил себе то, что и итоге стало началом его конца...



И ответ Путина



Всем было понятно, что Басманный суд вряд ли получит Коломойского от Интерпола и за этим последуют удары по его бизнес империи, которые будут гораздо чувствительнее, чем решение Басманного суда, потому что Путин таких вещей не прощает.

И они последовали. Национализация собственности Коломойского в Крыму это было всего лишь мелкой неприятностью для его бизнеса. А вот срыв приватизации Одесского припортового, на который Коломойский давно заглядывался и в выигрыш на торгах которого успел вложить достаточно большие суммы, произошел потому, что как раз перед торгами Тольяттиазот объявил о планах строительства аммиакопровода в Тамань

После чего приобретать металлолом, в который превратиться предприятие в течении года, после прекращения поставок аммиака, смысла уже не было. Это было ударом, потому что на этот проект Коломойский очень рассчитывал. И из-за этого, в том числе, финансировал боевиков, которые захватили Одессу…
Третий удар пришел откуда не ждали…

В конце 2014 г. стартовало сразу два расследования в отношении поставляемого на рынки Таможенного союза (кто забыл, это был предшественник Евразийского экономического союза России, Казахстана, Беларуси, Армении и Киргизии) украинского ферросиликомарганца. Инициатором обоих процессов, направленных против трех предприятий группы «Приват» Игоря Коломойского — Никопольского, Стахановского и Запорожского заводов ферросплавов, стал Челябинский электрометаллургический комбинат.

Для Коломойского, который фактически является монополистом по производству ферросиликомарганца в Украине (данный сплав широко востребован металлургическими предприятиями), эта инициатива стала болезненным ударом. Ферросплавный бизнес является одним из ключевых источников валютных доходов его бизнес-империи, и значительную часть экспортной выручки «Привату» — около 25% — традиционно обеспечивал российский рынок.
Только за 2014 г. «приватовские» предприятия отгрузили в Россию порядка 175 тыс. т ферросиликомарганца на общую сумму $195 млн. В 2015 г. объемы экспорта в РФ сильно упали, но все равно остались внушительными — 111 тыс. т на $94 млн.
Если же прибавить к этому отгрузку еще 13 тыс. т продукции на $12 млн в Беларусь из Украины за указанный период, становится очевидно, что терять такой рынок сбыта Коломойскому совсем не хотелось.
И в Москву, и в Европу поехали гонцы. Чтобы как-то решить вопрос, испросить высочайшее прощение, предлагались разные варианты компенсаций, но по всем направлениям был получен отлуп.
Сегодняшняя ситуация с национализацией Привата мне кажется еще одним шагом в этом же направлении. Часть экспертов говорит, что это было сделано по инициативе Коломойского, часть, что по инициативе Порошенко.
И оба эти варианта, мне кажется и верны и не полны одновременно. Да банк имел проблемы. Но он их имел так давно, вызывающе игнорируя требования Нацбанка и законы Украины, что это было секретом Полишинеля. То, что банк по объему влияния на экономику в состоянии, при остановке платежей, обрушить ее, тоже не было секретом для экономистов и угроза остановить платежи всегда была действенным способом получить очередное рефинансирование из Нацбанка и успешно перевести средства в виде кредитов на свои же структуры. К примеру, в августе Печерский районный суд Киева арестовал четыре счета в банковском учреждении PrivatBank Cyprus Branch по делу о  хищении должностными лицами "ПриватБанка" более 19 млрд грн.

И это внутреннее давление на Коломойского началось с тех пор, когда посол США посоветовал Коломойскому оставить губернаторство и вести себя поскромнее... Потом появилось, среди других требований, требование МВФ национализировать Приватбанк.
И в начале оно выглядело советом, а потом стало определяющим требованием. Причем настолько, что Гройсман, еще 16-го утверждающий, что Приват национализировать никто не собирается, отменяет поездку в Брюссель. А 18 в половину двенадцатого ночи становится известно о том, что банк национализирован. И то, как это дружно приветствовали ЕБРР и МВФ говорит о том, что проблема во взаимоотношениях с банком была.

Коломойский не собирался, на мой взгляд, отдавать банк, потому что мгновенно теряет свой самый действенный инструмент, обеспечивающий ему способы давления на власть и способы эту самую власть «подмазывать.» Где как не в банке можно получить необходимое количество налички для мелкой политической деятельности или положить на счет фирмы, где-нибудь в офшорной юрисдикции сумму, которую в чемоданах носить неудобно…
За несколько дней до национализации Коломойский объявил, что будет баллотироваться и призвал поддержать его партию Укроп. Это говорит о том, что других инструментов защиты бизнеса от государства у него нет. И в этом случае, даже ранее финансируемые им батальоны его долговременно не защитят.
Надежды на то, что он скроется на Западе, а его бизнес будет худо-бедно работать – мало. Он очень хорошо знает своих бывших соратников и партнеров, да и Запад не вариант – Лазаренко тому пример, а оснований посадить его за американскую решетку достаточно – дело Бута – замечательная иллюстрация этой возможности и прецедент для Коломойского.
Теперь остается только в российскую тюрьму – там хоть язык родной и достаточно старых знакомых. А там, глядишь, и по амнистии отпустят…
А Приват в процессе национализации разделят, гривна еще девальвируется процентов на 10-15, что даст возможность приближенным инвесторам купить его по частям значительно дешевле, чем его продавал бы Коломойский и чем он того стоит.
Частные вкладчики, как говорят, не пострадают, чего нельзя сказать о корпоративных клиентах, учитывая всю истории докапитализаций и банкротств украинских банков. Но это все предположения и обещания. На деле все может быть совсем иначе и тем, кто прислушался к совету Джангирова спится, безусловно, спокойнее.
Вызовет ли это дефолт гривны? Не знаю. Но если власть не справится с паникой вкладчиков, то да. Если справятся, то шанс отделаться легким испугом есть. Чего, безусловно, нельзя сказать о Коломойском...

[Источники]

https://ageyenko.ua/business/2016/11/08/privatnyj-biznes-kak-stroilas-imperija-igorja-kolomojskogo/
http://zet.in.ua/
http://rian.com.ua/analytics/20150325/365299765.html
http://rian.com.ua/analytics/20150320/365082849.html
https://lenta.ru/lib/14160381/



Tags: Анализ ситуации, ЗДОБУЛЫ, Коломойский, Приватбанк, Путин, Россия, Украина, конспирология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments